Памятники науки и техники

А.А. Чернышёв – крупнейший советский ученый, талантливый изобретатель и неутомимый организатор с исключительно широким кругом научных и технических интересов. Он сделал большой вклад в развитие отечественной высоковольтной техники и электроэнергетики, автоматики и телемеханики, радиотехники и электроники. Окончив с золотой медалью гимназию, он по конкурсу аттестатов поступил на электромеханическое отделение только что организованного Санкт-Петербургского политехнического института.

Проявив уникальные творческие способности, А.А. Чернышёв уже в 1909 году разработал и построил оригинальный абсолютный дистанционный электростатический ваттметр для измерений напряжений до 180 тысяч вольт постоянного и переменного тока.

Именно этот прибор и можно увидеть на экспозиции нашего Музея. В 2013 году на специальном заседании экспертного совета по программе «Памятники науки и техники в музеях России» при Московском Политехническом музее ваттметр, хранящийся в фондах нашего Музея, был признан уникальным. Это единственный экземпляр астатического дистанционного ваттметра А.А. Чернышёва не только в нашей стране, но и в мире! 

3D модель на весь экран.

Начало XX века было богато на открытия и изобретения. Трехцветное фотографирование братьев Люмьер и радиотелеграф Йозефа Мургаша, внутривенный наркоз русских врачей Фёдорова и Кравкова и автоматический термоэлектрический пирометр Курнакова – все они появились в 1904 году и стали по-настоящему важными научными изобретениями, повлекшими революционные перемены.

Имя Николая Семеновича Курнакова  известно химикам, металлургам, галургам и минералогам всего мира. Один из величайших ученых-химиков нашей страны – младший современник и продолжатель работ Д. И. Менделеева, по образному выражению своего знаменитого предшественника принадлежит к «русской химической дружине», которая высоко несла знамя отечественной науки.

Когда Н.С. Курнаков приступил к изучению металлических сплавов, на вооружении ученых был только метод, основанный на изучении микроструктуры. После того как известный французский химик Ле-Шателье сконструировал новую модификацию микроскопа и изобрел термопару, позволяющую точно измерять высокие температуры, была открыта новая страница в металлографии. Курнаков понимал, что расширение физико-химических исследований металлических сплавов требует очень точной и четкой регистрирующей системы.

Он писал, что при изучении сплавов, силикатов и т.д. расширить сведения могут точные измерения разнообразных термических превращений.

Так, он предложил новый метод – измерение «давления истечения» (удельное давление, при котором твердое вещество начинает течь, как жидкость). В 1904 году ученый создал прибор для термического анализа, автоматически записывающий температурные кривые плавления и затвердения сплавов, получивший название пирометр Курнакова. Пирометр английского профессора В. Робертса-Аустена, который был в распоряжении Н.С. Курнакова, оказался несовершенным. Н.С. Курнаков успешно сам решил задачу усовершенствования термических измерений. Он предложил менее громоздкий, компактный регистрирующий прибор с автоматической записью. «Такого рода аппарат, – отмечал Курнаков, – вполне заменяет самого усердного наблюдателя и позволяет улавливать явления, которые по своей непродолжительности ускользают от непосредственного исследования».

Пирометр Курнакова нашел широкое применение в лабораториях не только самого ученого, но и многих других металловедов. Так, А.А. Байков в одной из своих работ (1910) писал: «Я решил воспользоваться лучшим регистрирующим прибором для записи и применить его для дифференциального метода, именно – превосходным прибором проф. Н.С. Курнакова». Модифицированная версия пирометра Курнакова применяется в лабораториях по сей день, а оригинальная и единственная версия находится в коллекции экспонатов Музея истории Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого.

В конце XIX века в мировом инженерном сообществе бытовало мнение, что невозможно соединять в единый сплав различные металлы в силу их разных физических и химических свойств. Знаменитый инженер и ученый, изобретатель современной электрической дуговой сварки Николай Гаврилович Славянов опроверг это мнение, создав два металлических «стакана», «сваренных» из восьми металлов и сплавов: колокольной бронзы, томпака (медно-цинковый сплав), никеля, стали, чугуна, меди, нейзильбера (сплав меди с никелем и цинком) и бронзы. Таким образом ученый продемонстрировал возможность соединения всей гаммы технических металлов того времени. «Славяновский стакан» вызвал восхищение современников и до сих пор является одним из самых убедительных свидетельств высочайшей квалификации Славянова и как ученого, и как металлурга-практика.

В настоящее время существует много способов сварки металлов, но примерно 95% всех сварочных работ выполняется именно способом Славянова, а его плавильник внесен в российский реестр памятников науки и техники. Один из «Славяновских стаканов» в 1892 г. демонстрировался на IV Электрической выставке в Петербурге. А в 1900 году на стенде Мотовилихинских заводов на Парижской художественно-промышленной выставке демонстрировались сразу два стакана.

В настоящее время существует много способов сварки металлов, но примерно 95% всех сварочных работ выполняется именно способом Славянова, а его плавильник внесен в российский реестр памятников науки и техники. Один из «Славяновских стаканов» в 1892 г. демонстрировался на IV Электрической выставке в Петербурге. А в 1900 году на стенде Мотовилихинских заводов на Парижской художественно-промышленной выставке демонстрировались сразу два стакана.

Впоследствии один из стаканов был подарен музею Политехнического университета потомками ученого, о чем на верхнем торце имеется соответствующая надпись. Второй «стакан» можно увидеть в экспозиции Дома-музея Н.Г. Славянова в Перми, где всю жизнь трудился ученый.

Еще один немаловажный факт: по просьбе Михаила Андреевича Шателена, ведущего электротехника нашей страны и профессора Петербургского политехнического института, Н.Г. Славянов создал коллекцию из 36 образцов, каждый из которых состоял из двух разнородных металлов (сталь и железо, чугун и железо, никель и железо, латунь и железо, железо и медь и т.д.), показывающих возможности нового способа сварки на примере соединения двух металлов, чтобы демонстрировать ее студентам Политеха. Шателен так писал о Славянове: «Николай Гаврилович умер еще молодым сравнительно человеком, всего 43 лет, проработав всего 20 лет на поприще инженера. Но в этот срок он успел сделать столько для электротехники, что его имя никогда не забудется и наряду с име­нами Яблочкова и Петрова будет составлять гордость рус­ской электротехники».

3D модель на весь экран.

Как не раз бывало в истории, гениальные открытия и изобретения приносили деньги и славу вовсе не самим изобретателям, а их более предприимчивым коллегам. Вот и споры о том, кто первым изобрел лампочку, не утихали много лет. Одни считали, что первую лампу накаливания создал Томас Эдисон, другие – что ее изобрел Павел Яблочков. Но на самом деле лампа, работающая по принципу накаливания нити, является детищем российского электротехника Александра Николаевича Лодыгина. А вот их промышленное производство действительно организовал Эдисон. Лодыгин был блестящим ученым, а вот предприниматель из него вышел не очень. Но почему же русский изобретатель оказался не у дел и потерял права на свое ноу-хау?
 

Конечно, Александр Николаевич Лодыгин был не первым и не единственным, кому пришла идея создать лампы для освещения. Учёные, занимавшиеся разработкой раньше, брали за основу электрическую дугу. Лодыгин же пошел по иному пути. Он создал шар из стекла, внутри которого на паре медных стержней крепился угольный стерженек. Но лампочки с угольной нитью были недолговечными, они светили чуть больше получаса. Александр Николаевич продолжил экспериментировать.

В создании более совершенной лампы ему помог один из его учеников – Василий Дидрихсон. Он первым понял, что внутри стеклянного шара должен быть вакуум. И он же подсказал размещать внутри лампы несколько нитей. Это помогло увеличить срок службы до 1000 часов. Александр Николаевич Лодыгин открыл компанию «Русское товарищество электрического освещения». После принялся активно рекламировать первые лампы накаливания. Для этого в 1873 году в Петербурге установили семь огромных светильников. Чтобы посмотреть на них, люди даже покупали специальные билеты! По оценке экспертов приоритет Лодыгина заключался в том, что он первый, кто «вынес лампу накаливания из физического кабинета на улицу». Ученый получил патент на свое изобретение на родине и в нескольких странах Европы. Но это ему мало помогло в ведении бизнеса. Своих денег не хватало, а правительство России поддерживать ученого не стремилось.

К 1906 году изобретатель окончательно разорился, поэтому был вынужден практически за бесценок продать патент на свое изобретение небезызвестной компании General Electric, которая еще раньше предложила фирме Эдисона стать ее дочерним предприятием, а потом поручила ему доработать изобретение Лодыгина до коммерческого продукта, чтобы производить лампы накаливания в промышленных масштабах. С этой задачей Эдисонблестяще справился. Его бесспорной заслугой является доведение лампы накаливания до индустриального применения. И несмотря на то, что в самих США учебники по истории техники украсило имя Эдисона, первая американская лампа коммерческого использования с вольфрамовой спиралью выпущена именно по патенту выдающегося российского ученого и изобретателя Александра Николаевича Лодыгина. 

3D модель на весь экран.

Памятники науки и техники Музея Политеха можно взять домой и подробнее изучить их устройства. Переходите в раздел виртуального музея.